Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

* * *





* * *


Все бы лишь смотрел, все б рисовал
беличьи кисточки бровей,
персиковый бархат нежных щек,

их смешной, пленительный овал
словно геральдический щиток
женскости младенческой твоей.

Только ветер правды без конца
веет мне, на голове седой
ветхою листвою шелестя:

то лишь горсточка земли сырой,
то всего лишь смертного отца,
то лишь смертной матери дитя.



________________________

Джован Баттиста Морони (1522–1578). Портрет девочки из дома Редетти.
Портреты Бернардо Спини и его жены Паче Ривола



* * *



* * *


Где он, сосуд поэтической формы – объять, захватить,
на бумаге оставить навек, приручённой,
запечатлённой (чтобы не вырвалась)
бездонность, безмерность
детской ночной истерики

найти хоть бы слово,
назвать

не крик
не рев
не вопль:

сквозняк, без конца и начала,
воющий будто от века
в разрыве,
в разломе вселенной,
обрушивающий силы родителя,
а у родившей, наверно, внутри
ту воскрешающий муку…

Отбрасываешь слова,
становясь бессловесной материей,
простым механизмом
и, облекая собой
маленький сгусток животной трясущейся плоти,
как ткацкий челнок, на кровати
делаешь простые движенья
вправо – влево, вправо – влево

и только шепчешь
пахучей потной макушке:

чýчу – чýчу – чу-чу-чý
чýчу – чýчу – чу-чу-чý
чýчу – чýчу – чу-чу-чý
чýчу – чýчу – чу-чу-чý
чýчу – чýчу – чу-чу-чý
чýчу – чýчу – чу-чу-чý

долго

а потом

настает тишина
и слышишь, как дышит
тепло, ритмично,
мелко-мелко вздрагивая
во сне.


_________________________

Павел Кондратьев. Ангелы. 1960-е гг.; 1971


На качелях






НА КАЧЕЛЯХ


Дни всё синéе и приветней,
всё неба благосклонней лик…
Но жуток женщины трехлетней
пронзительно сверлящий крик

восторга острого, шального
в качанье клёкчущих цепей, –
и мне на память всходит снова
крик бедной матери твоей, –

как с ним во тьме миров бездонных
кружит земное бытие, –
плен всех ее ночей бессонных,
сосцов изглоданных ее.


_________________

Вас. Кандинский. Черная форма. 1913; Несколько кругов. 1926; Кометы. 1927; Композиция Х. 1939






После слёз

Вот и солнце, желанный и редкостный гость,
от осин пряжу тянет серебряных линий.
В нем сияют сосновые иглы, и горсть
словно бисер зернистого снега, и иней

на скамье, и две капельки хрусталя
на Дуняшиных щечках… Как крыльями машет
в высях голубь, что с солнечного корабля
пущен в небо от Бога на поиски наши!..



_______________________

Джино Северини. На бульваре. 1911

Дети в сумерках



ДЕТИ В СУМЕРКАХ


Кувыркались и прыгали, грызли мелки,
и визжали, и бегали наперегонки,
и их визг мне казался дороже,
чем коленца, извивы и узелки
в ивняках соловьиных дорожек.

И носился кубарем белым щенок,
и калачик хвоста загибался, как мог,
и лучилась звезда под луною:
я смотрел одиноко, и мыслей челнок
колыхало кукушьей волною.

Я смотрел, словно в стекла растопленных льдов,
в пламеневший закат. Мне в плавильне годов
тот же виделся образ печальный:
как горит на ветру облетелых садов
алый штрифель на ветке случайной.

Соловьи, лай щенка и детей беготня
в радость, нежность и свет увлекали меня,
и, внимая их хору, горело
всё алей, всё упрямее день ото дня
мое сердце, и око, и тело…

                     Июнь 2018 – декабрь 2019

На опушке



НА ОПУШКЕ

Вечер раскачивал маятник клена,
ткани берез на ветру полоскал.
В кольцах заокского окоема,
как треугольный синея кристалл,

нежно парил дельтаплан. И парила
в долгом грозы ожидании даль.
Солнышко в небе нетрудную дань
долями малыми лету платило

меж облаков. А кругом, меж стволов,
игры детей, гомон, крики, и трели
слышались мне будто шелест листов
в книге небесной, в лесной колыбели.

29 июля 2019



________________________________

Виктор Попков. Старые березы (Руза). 1974

* * *

Изображение 055м

* * *

Только и вспомнишь,
как в детстве оттаивали пальцы,
и колкий воздух стоял над ветвями сосновыми,

видя, как в небе полночные чайки кружáтся,
над пьяцца Беллини
крýжатся белыми совами.

И смех до утра в ореолах табачного дыма.
И твой силуэт колышется черным по желтому.
Мне имя единственной тысячелетней любимой
из улицы в улицу переливается золотом.

Иль то рубин точится в уличных жилах
треньем беззвучных подошв по базальту литому…
Колко дышать – воздух как шапкой накрыло
детским морозом и болями, небом и домом.

Неаполь, 2016

Литания у постели больного ребенка

430

Микалоюс Чюрлёнис. Соната моря - II. 1907.
___________________________________________



Время как кость бытие гложет,

Юные рощи ломя как травинки.
Встань на защиту, Младенческий Боже,
Боже Младенцев, Боже Невинных.

Волны, взвивайтесь, горы, придите,
Встаньте вкруг нежного крепкой оградой;
Бог и Младенец, Царь, Победитель!
Радуйся, радуйся, радуйся, радуй…

Встань, удержав твоей властной рукою
тяжкие своды за миг до крушенья:
глыба нависла в мгновенном покое –
(стиснуты зубы) да будет – такое…
невыразимое. Вне постиженья.