July 31st, 2019

На опушке



НА ОПУШКЕ

Вечер раскачивал маятник клена,
ткани берез на ветру полоскал.
В кольцах заокского окоема,
как треугольный синея кристалл,

нежно парил дельтаплан. И парила
в долгом грозы ожидании даль.
Солнышко в небе нетрудную дань
долями малыми лету платило

меж облаков. А кругом, меж стволов,
игры детей, гомон, крики, и трели
слышались мне будто шелест листов
в книге небесной, в лесной колыбели.

29 июля 2019



________________________________

Виктор Попков. Старые березы (Руза). 1974

Воскресенье в Подмоклове





ВОСКРЕСЕНЬЕ В ПОДМОКЛОВЕ

В ветерке – отголосок недальнего пенья.
Небо, облако, скошенный луг.
Еле слышно слетают лимонные перья
из-под шелеста ивовых дуг.

Оплотняется трепет мозаик древесных
в зыбкой зелени пруда. Так – на престол
сходит Огнь, обретающий облик телесный
в хлебе с отпечатленным крестом.


_____________________________

Надежда Воробьева (1924–2011). Травы цветут. 1970-е гг.

В Овере после дождя



В ОВЕРЕ ПОСЛЕ ДОЖДЯ

                    Памяти Маргариты Марковой, ум. 30 июля 2019

Ведь слышишь? по макадаму
двуколки стучат колеса,
как дышат латук и спаржа
(с гребенчатого листа

округло свисает капля),
как грядок парят откосы,
как сад гравирован дымкой,
как гронингенский хрусталь!

Ведь он же, насквозь промытый,
звенит – этот мокрый воздух?
ведь скажешь, что он подложен
нечувственным серебром?

Крашеный суриком обод
скрипучей сырой повозки
свербит разорванной жилкой
в растертом белке глазном.

И станет еще острее
и неподъемнее глазу
пред этой громадой неба
лиловая плоть земли,

закат на согбенных спинах
и синь анютиных глазок,
и ангельский глас паровоза
трубит в золотой дали.\

31.07.19