?

Log in

No account? Create an account

Зазимье
rassvet45







ЗАЗИМЬЕ

Серого неба приземистый дом;
полом белёным поля пролегли.
Голой лозою, багровым прутом
пόвито тело любимой земли.

Как не болеть тобой, как не жалеть
белое обнаженье твое?
Век всё душа не устанет глядеть
в снежно-ковыльное забытьё.

Сон утонувших в сугробах лугов,
синий валежник оврагов – и гул
в трубах овьюженных берегов
из ветровых запорошенных губ.


______________

Николай Андронов. Работы разных лет






Пятница в маленьком городе
rassvet45


ПЯТНИЦА В МАЛЕНЬКОМ ГОРОДЕ

Грай ворона в голых ветвях каждый раз
вселяет истому. Оранжевы дали.
Квадратами располыхавшихся глаз
пылает закат в отдаленном квартале.

И вот уже гаснет. И месяц так бел,
и розов растянутый шлейф самолета.
Вот птицы курлычущей пролетел
по нитям воздушным челнок…
                                  Нынче кто-то,

с работы придя, так захочет тепла
простого
– и близости –
и спасенья,
в лицо в почернелом квадрате стекла
вжимаясь в усилии воскресенья.


_____________________________

Ги де Монлор (1918 - 1977). Работы разных лет












В Заочье
rassvet45





В ЗАОЧЬЕ

А эти березы, как струйки стекали млечные
из черных, из твердых сосцов небесного вымени…

Брести берегами, в тумане багрово-просвеченном,
лаская губами два слога любимого имени

неспешно катящей реки. Льнуть щекою к завесам
колеблемых волн.
                       Стоять в упоительно-белом
и черном до слез обнаженье вечернего леса,
как в юности, пылким, стремительным, неумелым…



___________________________________________

Александр Костюченко (род. 1958, Беларусь). Названий работ не знаю








Песня
rassvet45




ПЕСНЯ

Нелюдимо наше море…

                                      Н. Я.



Даль лиловыми крылами
заслонила солнца круг.
Миг. Как блещет лунный камень
в гибкости соленых дуг!

Вечных струй переплетенье,
качка легких челноков;
льнут текучие ступени
к круглой гальке берегов.

Лестница до края пены,
до мятущихся гребней,
к своду звучному вселенной,
к звезд свечению над ней.

Проведи кольцо руками
и раздвинь: перед тобой
миг раскрыт, как лунный камень
осиянно-голубой.

Подыми его с любовью,
и тебе явится полн
удивительною новью
каждый взмах житейских волн.

Рокот, взлеты и зиянья,
злые пропасти в судьбе,
как сокровищницы знанья
открываются тебе.

Будь покоен. Будь достоин,
чтоб сквозь боль, тоску и страх
тайна мига красотою
процвела в твоих глазах.

Миг. А плеск не умолкает,
и усталого челна
вёсла мокрые ласкает
светлоокая волна.


____________________________________

Эмиль Нольде (1867 - 1956). Осеннее море











Золотеет на западе
rassvet45



ЗОЛОТЕЕТ НА ЗАПАДЕ


Золотеет на западе. И, как встарь,
той же рощею, тихой тропою…

Тихо светит земля, как софийский алтарь
смальтою золотою.

И видения дальних, умчавшихся лет
вновь с тобой… Но от вспышки багровой

ежевики – твой неощущаемый след
вдруг вскрывается раною новой:

Жар. И радость. И боль.

Так кровавила землю руда
твоих прежних рождений, так билась
в бедра берега бурным напором вода,

так кипела зарею в расселинах льда
весны беспощадная милость.



Октябрьский заморозок
rassvet45


ОКТЯБРЬСКИЙ ЗАМОРОЗОК


Холод – в щеки;
но взгляд согревает листва
пламенеющей сливы. И вьется по следу
шорох в сводах аллей.
В пар густеют слова
с старым псом беседующего соседа.

Детских, взрослых ли,
стариковских шагов
желтый шепот. Рассвет.
В нем струится, белея,
и искрится в траве
след от мыслей и слов
под распахнутой кровлей кленовой аллеи.




_______________________

Лео Гестел. Осень. 1909; Пейзаж близ Монтфорта. 1909


Премудрость
rassvet45




ПРЕМУДРОСТЬ

(Отблески заката в бору)

Тропкой спускаясь лесною,
вскинешь глаза: там крылато
меж чешуею и хвоей
воздуха плещется злато

неосязаемо, тонко,
тихо, неодолимо,
как от макушки ребенка
запах молочно-родимый

втянешь – и долго не дышишь:
будто со дна сновиденья
шепот неслышимый слышишь,
крыл шелестящие тени

ловишь, и глянуть не смея
в огненный лик меж крылами,
кожей впиваешь, пьянея,
вечера хладное пламя.




Ива после дождя
rassvet45


ИВА ПОСЛЕ ДОЖДЯ


В листьях ивы на искры рассыпался дождь,
и летят над верхами рыжеющих рощ
облака, точно войско в сиянии лат,
и сквозь пар бьют лучи, будто трубы трубят,
а кошмою дубравы укутанный склон
с ветром дарит ответ – густо дышащий звон –
блеску ивы в соседском дворе.

Я пленен ярко-трепетной этой игрой
окрыленного дерева с пышной горой,
вихря искр – с этим гудом листвяных зыбей,
их стволов и разломов, их крепких корней;
слышу зреньем, как бег разлетевшихся туч
морем звуков пронзает стремительный луч
красоты несравненной Твоей.

О, сподоби весь день поучаться Тебе 
в ярких знаменьях неба о нашей судьбе,
в песне ивы, чей блеск так созвучен заре,
и дубрав в меднолиственной их чешуе,
вспышках молний ночных и мерцаньях планет,
в невозвратном коловращении лет,
в беге жизни по солнечной колее.

Но и самая смерть, и гниенье, и прах,
и безвестные кости на знойных ветрах,
сокрушенье надежд, упований тщета
и оскал смертной мукой разверстого рта, –
всё, о чем даже память нас страхом гнетет,
в тех же искрах горит, той же песней цветет,
что и солнце ивового куста.

Протяни мне сквозь тучи ладоней лучи,
будь мне светочем в самой беззвездной ночи,
с этой жизнью и смертью играй, как дитя,
вдохновенный Художник, резвясь и блестя:
песни искр изводя от очей и от уст,
дай мне силы светить, словно ивовый куст,
дай мне в старости – младость, а в младости – ум,
ясность взора и слуха, желаний и дум,
дай процвесть на просторе небесных полей
самой малой звездою Твоей.


_______________________

Антонио Корпора (1909–2004). Без названия


Август. Расставания
rassvet45



АВГУСТ. РАССТАВАНИЯ


Лето ветшает, и ветхим кажется город,
где тротуары покрыла каштанная ржавь.

За покрасневшей лозой на решетках забора
плещет заката медно-алеющий жар,

как самовар с дореволюционной картины –
дачи уездной в Лету уплывшая тишь...

Чем заприветишь? мичуринской ль черной рябиной,
яблочком ль Спасовым, с темным бочком, угостишь?

или вон той гроздочкой дикого хмеля,
солнцем последним медвенно налитой?

В блюдца реки, в сине-песчаные мели
медленно цедится комариный настой.

Полуукрадкою всплески, впол-слышные звоны,
светлость улыбки в полудвижениях век:

света и теней нижутся разговоры
в глине тропинок, в небе, в камнях, в мураве…

Миг – и зайдет… Вдаль, за косыми лучами,
чайкою глаз – за перекаты и плес

о, улететь, не вверяя ночному молчанью
родник в горле клокочущих слез.




______________________________

Антонина Софронова (1892–1966). Сумерки. Купальщики. 1920-е гг.

Церковь Сен-Сюльпис
rassvet45



ЦЕРКОВЬ СЕН-СЮЛЬПИС


Что за душные своды: астматика рёбра –
жмут стеснённые эти колонны; без звёзд
камня душное небо. Но нежно-объемно
лепестки распуская, в звонкий свой рост

стебель тянется тонкой свечой: вот предплечья
разливаются в крылья – светает! – и день
ярко блещет: весь воздух бездонно просвечен,
в гуще леса волнует созвучьями тень

свежий ключ… Ты стоишь, вжат коленами в плитах,
снять не в силах хоть малость из каменных масс
с твоих плеч, и зари осияньем залитых
на святыню поднять пламенеющих глаз.




__________________________________

Боттичелли. Мадонна Вемисс. 1481–1484.