?

Log in

No account? Create an account

* * *
rassvet45


* * *

За каждым листка силуэтом,
за шумным их сонмом следя,
за каждою дужкою света
поверх травяного стебля,

за зубчиком земляники,
за клевера бархатком
и тысячелистнику в лики
заглядывая мельком,

быть вещью отжившей и странной,
и юность насмешливых лиц
улыбкой встречать, словно раной,
слезящейся между ресниц. 


________________________

Густав Климт. Яблоня. 1912

Снадобье
rassvet45



СНАДОБЬЕ

Мокрое кружево ясной поляны.
Неба распахнутый дом.
Клен, весь округлый, зеленый, багряный,
вырезан на голубом.

Радостны для удивленного взгляда
ворохи игл на тропе,
битвы их линий… Много ли надо
от хвори осенней тебе?

Пей эти хвойные острые ноты
– вроссыпь, и всшибку, и ввспых –
для безотказной, нормальной работы
сопел твоих духовых.






Погремушка
rassvet45







ПОГРЕМУШКА

                        Ане

В складках шторы последние признаки ночи;
даль реки молоком залита.
Поласкаться друг с другом чуть-чуть,
пока дочерь
погремушкой своей занята,

и в начавшемся дне лишь поспешно, украдкой
запах вянущих флоксов ловить

и в родной кутерьме, в безнадежности сладкой
биться, гневаться, плакать, любить;

быть, как Дуня, благими, смешными, как Саша,
с хохолками, с тотальной серьезностью игр,
темно-круглыми, точно осенняя чаша
в терпкой свежести соков своих.

________________


Пруденс Хьюард (Канада, 1896–1947). Пейзажи 1930–40-х гг.





Ангелы Лоренцо Косты
rassvet45


АНГЕЛЫ ЛОРЕНЦО КОСТЫ

(Lorenzo Costa. Madonna in trono e santi. 1497. Chiesa San Giovanni in Monte, Bologna)

Памяти Дино Кампаны

Тех двух виол умолкшими смычками
открылся путь за луг, за дальний лес,
в синь гор – под темно-синими шелками,
под пурпуром и золотом завес.

Уж вечерело. Шли, не зная, где мы.
Лишь тихой жизнью дышащий овал
румянцем с остывающего неба
светил в лицо, и каждый узнавал
извечный облик Матери и Девы,

и двух виол неслышные напевы
в прозрачности пути воссоздавал.



Встреча
rassvet45


Эти стихи – не о евангельском событии как таковом. Они – отклик на картину Тинторетто, много лет захватывающую меня своей фантастической композицией и цветом. Ради почти одной ее я мог ходить в Болонскую пинакотеку день за днем. Да еще ради удивительных образов Лоренцо Косты, с которыми меня познакомил мой поэт – Дино Кампана.
_________

ВСТРЕЧА

(Tintoretto. Visitazione della Vergine. 1550 circa. Pinacoteca Nazionale di Bologna)

Их руки, сплетаясь в воздушный орнамент,
невидимо ткань светоносную ткут:
так солнце, всходя высоко над волнами,
сливается с ними сквозь воздух. Текут
вдали облаков позлащенные косы;
багрец и индигово-темная глубь
теплы, словно в детстве – июльские росы,
сияющие на приокском лугу.
Вот, розою шелковой благоухая,
блистает, легко становясь на уступ,
колено, – и ткань облаков золотая,
и зов от вишнёвых юнеющих губ
в другом откликаются теле. Играет
в нем гулкой волною другое дитя.
И старость ладони свои простирает
к ликующей младости, и, обретя
пророческий голос, зовет: «О, блаженна
предвечного Солнца зарница и Мать!
Привет твой услышав, мой сын вдохновенно,
как море, играет в стремленье сказать,
что сбудется всё, возвещённое Богом…»
Взгляд старцев. Искрящийся мраморный скол.
Затоплены солнцем и склон, и дорога,
и рощей олив серебрящийся дол,
и бедра той юной, и груди, и щеки,
и старицы еле скругленный живот…
Всё ширится синева на востоке
и древо в высокое небо растет, – 
пока вызревают надмирные сроки
и вечность за облаками цветет.

Ночь в римском предместье
rassvet45


НОЧЬ В РИМСКОМ ПРЕДМЕСТЬЕ


Спал зной.
На безветренном небе легки
хрусталики звезд и луны.
Умолкли соседские петухи,
и только машины слышны                                                                                                                                                                                             
с дороги на Тиволи. Тихи черты
скульптурных магнолий, с листвой,
что кажется бронзой. И словно и ты
законный вкушаешь покой

со всеми, – как тот, на террасе, старик
в соломенном кресле, как бог…

лишь свет сигареты.

Лишь скрежет. Лишь скрип
незримых колес. Лишь встревоженный крик
чужих человечьих дорог.


_______________________

Джорджо Де Кирико. Молчащая жизнь. 1950-е гг.
Марио Сирони. Натюрморт с синей чашкой. 1920-е гг.



В темной листве
rassvet45


В ТЕМНОЙ ЛИСТВЕ


Темный, пропахнувший флоксами, вечер.
Трепетна темь тополиной свечи.
Облака сизого облик отсвечен
памятью дня. И во тьме, как ручьи,

листьев журчанья под ветром высоким,
движущим кроны и облака.
Месяц сияет на юго-востоке,
блещет Юпитер на юге. Рука

дремлет на женином теплом колене.
Вздрогнула Дуня во сне. Всё слышней,
словно потока, журчанье мгновений
в темной листве разгулявшихся дней.




________________________________

Александр Шевченко (1964). Полная луна

В Овере после дождя
rassvet45


В ОВЕРЕ ПОСЛЕ ДОЖДЯ

                    Памяти Маргариты Марковой, ум. 30 июля 2019

Ведь слышишь? по макадаму
двуколки стучат колеса,
как дышат латук и спаржа
(с гребенчатого листа

округло свисает капля),
как грядок парят откосы,
как сад гравирован дымкой,
как гронингенский хрусталь!

Ведь он же, насквозь промытый,
звенит – этот мокрый воздух?
ведь скажешь, что он подложен
нечувственным серебром?

Крашеный суриком обод
скрипучей сырой повозки
свербит разорванной жилкой
в растертом белке глазном.

И станет еще острее
и неподъемнее глазу
пред этой громадой неба
лиловая плоть земли,

закат на согбенных спинах
и синь анютиных глазок,
и ангельский глас паровоза
трубит в золотой дали.\

31.07.19
















Воскресенье в Подмоклове
rassvet45




ВОСКРЕСЕНЬЕ В ПОДМОКЛОВЕ

В ветерке – отголосок недальнего пенья.
Небо, облако, скошенный луг.
Еле слышно слетают лимонные перья
из-под шелеста ивовых дуг.

Оплотняется трепет мозаик древесных
в зыбкой зелени пруда. Так – на престол
сходит Огнь, обретающий облик телесный
в хлебе с отпечатленным крестом.


_____________________________

Надежда Воробьева (1924–2011). Травы цветут. 1970-е гг.

На опушке
rassvet45



НА ОПУШКЕ

Вечер раскачивал маятник клена,
ткани берез на ветру полоскал.
В кольцах заокского окоема,
как треугольный синея кристалл,

нежно парил дельтаплан. И парила
в долгом грозы ожидании даль.
Солнышко в небе нетрудную дань
долями малыми лету платило

меж облаков. А кругом, меж стволов,
игры детей, гомон, крики, и трели
слышались мне будто шелест листов
в книге небесной, в лесной колыбели.

29 июля 2019



________________________________

Виктор Попков. Старые березы (Руза). 1974